С Рамисом Султановым мы встретились накануне Дня народного единства. В Иркутской областной общественной организации «Татаро-башкирский культурный центр» в тот день был настоящий координационный совет. Собрались представители четырех национальных обществ: белорусского, литовского, чувашского и татарского. Повод более чем достойный. Все организации в этом году отмечают юбилеи: белоруссам — четверть века, татарам и чувашам по 30 лет, самые «молодые» — литовцы, их обществу исполнилось 20.

-На всех нам стукнуло 105 лет! Из-за эпидемии не получается отметить юбилейные даты обычным способом. Но просто не заметить их нельзя. Для нас это еще один повод поговорить о сохранении национальных традиций, — говорит мой собеседник. Именно об этом я и пришла побеседовать с главой татаро-башкирского центра.

Гербы двух республик — в офисе Татаро-башкирского культурного центра

Сохранить свои корни

Сохранить национальные корни, собственную принадлежность к великому этносу. О важности этой идеи Рамис Равильевич готов рассуждать на конкретных примерах.

-Вот сейчас идет перепись населения. И в анкете есть такой вопрос: какой вы национальности? Многие люди не относятся к нему серьезно. Совершенно напрасно. Я понимаю, что большинство из нас имеют самые разные национальные корни. Все перемешалось. Папа татарин, мама русская. Многие татары перестали говорить на родном языке. И отвечая переписчикам на вопрос о национальности, большинство, не задумываясь, скажет – мы русские. А в итоге мы получаем грустные цифры. По итогам переписи 2002 года в Иркутской области насчитывалось 39 тысяч татар, в 2010 году нас стало чуть больше 22 тысяч. Куда пропали 17 тысяч? Выехали? Вряд ли. Что же будет, когда мы посчитаем результаты нынешнего исследования? — переживает Рамис Равильевич.

Рамис Султанов, председатель Татаро-башкирского культурного центра

Руководитель культурного центра призывает каждого жителя области, в котором течет татарская кровь, отнестись к переписи со всей ответственностью. Как говорится в известном фильме – вспомнить все. Все лучшее, что сохранилось в татарской культуре, языке, традициях.

История рода по сюжету «Зулейхи»

На мой вопрос как семья Султановых оказалась  в Сибири, Рамис Равильевич  говорит, что для этого достаточно прочесть известное произведение татарской писательницы Гузель Яхиной «Зулейха открывает глаза». Сам он буквально проглотил книгу.

-Мой прадед Мулахмат жил в Башкирии, мы принадлежим к башкирским татарам. В 1920 году его, как и в книге, схватили и в 24 часа депортировали в Иркутскую область. Сослали его в Черемховский район, деревню Касьяновка. Там он и прожил всю жизнь, работал на добыче угля. Кстати, читал, что сюжет «Зулейхи» строился на подобной истории. Помните, их грузят на баржу и отправляют по Енисею. Баржа тонет и спасается только несколько человек, которые потом обосновываются в Сибири…почти также, как мои предки – в   Черемховском районе, — рассказывает Рамис Равильевич.

На переднем плане — делегация татар из Иркутской области на первом Международном Сабантуе в г.Кемерово, 2019г.

Сын Мулахмата, дед моего собеседника, Султан тоже прожил непростую жизнь. Вместе с татарами, которые тогда присоединились к белому движению Колчака, он ушел в Сибирь, был здесь ранен в боях. Деревенские жители Заларинского района приютили бунтаря, вылечили. После разгрома колчаковского движения Султан на перекладных добрался до Москвы, сменил имя и какое-то время работал в московском метрострое. Потом решил отправиться к сосланному отцу – в сибирскую деревню. Так род воссоединился. Здесь же родился отец Рамиса – Равиль. С 14 лет он работал на угольной шахте, начинал с тяжелого ручного труда откатчика, потом стал бульдозеристом. 

-В Башкирии до сих пор сохранился наш родовой дом. Теперь там школа. По иронии судьбы, моя сестра одно время работала в ней учительницей. Вот такое возвращение к истокам, — продолжает Рамис Равильевич.  

Татары живут  во многих странах

На вопрос – как татары попали в Сибирь – нет однозначного ответа. Во-первых, есть предположение, что предки монголо-татар здесь жили издревле. Об этом, по мнению Рамиса Равильевича, говорят географические названия. Так, по-татарски Байкал звучит как Байкуль – богатое озеро. Ангара – бестолковая, Иркут – мужская душа, Култук – локоть. Оставим этот тонкий вопрос ученым-историкам.

Одна из волн переселения татар связана со Столыпинской реформой. Другая – со спецпереселенцами во время сталинских репрессий. Массово приезжали татары и на строительство БАМа.

Сувенир на память о Международном конгрессе татар 2012г.

-Татарские диаспоры есть по всему миру, буквально во всех странах. Об этом я узнал на Всемирном татарском конгрессе, который проходит раз в пять лет. Туда съезжаются татары с разных стран, которым важна их самоидентификация. Очень забавно смотреть, как татары с Америки, которые не знают русского, говорят с нашими, которые не знают английского, между собой на татарском языке, — говорит мой собеседник.

Большие татарские диаспоры есть во Франции, Литве, Польше, Финляндии и даже в Китае. В Поднебесную они в свое время попали вместе с остатками Колчаковских войск. 

Татарские корни имеют известный голливудский актер Чарльз Бронсон и украинский экс-президент Виктор Янукович. Их предки были выходцами из липок – литовских татар.

Татарский язык учим в школах

В Иркутской области есть несколько татарских деревень, во время столыпинской реформы поволжские и приуральские татары-крестьяне переселялись сюда целыми семьями, основывая компактные поселения. Они стремились селиться кучно, отличаясь от основного населения языком, религией, обычаями. Стремились создавать этнические семьи. Такие деревни есть сегодня в Заларинском, Чунском,  Тай­шетском, Нижнеудинском, Усольском районах.Принято считать, что первой   татарской деревней в Заларинской волости стала Сенная Падь. Согласно переписи 1920 года, татары занимали четвертое место по численности, в нашем регионе тогда насчитали 9220 человек, или 1,36%.  

Образцы татарской национальной одежды, изготовленные школьниками

-Именно в татарских деревнях, где до сих пор чтут наши национальные традиции, три года назад начали в школах преподавать татарский язык, как дополнительный учебный курс. Язык – основа идентификации любой нации. Нет языка, нет народа, — рассуждает Рамис Равильевич.

Пилотный проект по изучению татарского языка начали с Осинского района. Сегодня здесь преподают татарский в семи школах и детсадах. Языковой эксперимент также идет в селах Алой Эхирит-Булагатского района, в деревне Маниловск Аларского района, в чунской деревне Кулиш и в Заларях.

-В этом деле нас поддерживает Казань. Присылают нам учебники. Каждое лето 15 татарских детей ездят в казанский языковой лагерь. В Иркутске есть большая потребность в изучении языка. Раньше преподавали в мечете. Сейчас ведем переговоры с преподавательницей, которая переехала в Иркутск из Черемхово. Пандемия немного нарушила наши планы. Но все обязательно получится, — рассказывает глава культурного центра.

На фото: представители Татаро-башкирского культурного центра на празднике корейской письменности в г.Иркутске: активистка Ольга (слева) в национальном костюме; Анвар Хаиров, зам.председателя зачитывает поздравление

Без веры нет традиций

Сохранять национальную самобытность для татар, это в том числе соблюдать традиции мусульманской веры. Татары исповедуют ислам. В Иркутске действует религиозная организация мусульман “Байкальский муфтият”. Имам–хатыб (настоятель) Иркутской соборной мечети – Фарит Мингалиев, тоже представитель татарской диаспоры.

-Мы обязательно отмечаем все татарские праздники. Первый Сабантуй – праздник плуга – отпраздновали в Иркутской области в 1989 году в Осинском районе. С этого в регионе возобновилось объединение татар в национальные общественные организации. Нам стало важно собраться вместе, поговорить на родном языке. А в 1991 году, тридцать лет назад, мы зарегистрировали свой культурный центр, — продолжает  Рамис Равильевич.

На большие национальные праздники, как правило, с Казани приезжают татарские артисты, выступают здесь перед соотечественниками.  В этом году Сабантуй успели провести в северных районах области. В Иркутске праздник отменили из-за ковида — все массовые мероприятия запретили.

Правда, в Усольском районе нынче успели провести праздник урожая  Сюмбеля. Он считается одним из древних праздников татарского народа,   отмечают его  в день осеннего равноденствия, когда весь урожай убран. С этим праздником связана красивая традиция. В деревне выбирают самую озорную, острую на язык, светловолосую девушку. Она и есть Сюмбеля – символ праздника. Одевают девушку в национальной костюм, выводят в поле или на площадь и задают ей каверзные вопросы о предстоящей зимовке, о том, каким будет следующий год, чего ждать земледельцу. К предсказаниям Сюмбели прислушиваются даже старейшины, за хорошее обещание аплодируют со словами «Пусть твоё предсказание осуществится!». Считается, что Сюмбеля обязательно должна иметь светло-желтые волосы, потому что они — символ осени и золотых колосьев.

Празднование Сюмбеля в Усольском районе, 2021г.

-Наша семья мультикультурная. Я татарин, жена с Украины, выросла в Узбекистане. Мы уважаем и отмечаем традиции друг друга. Никаких противоречий нет, — уточняет глава центра.

В семье Султановых хранится старинный Коран. Его аби Рамиса (бабушка по-татарски) передала от прадеда отцу, а тот перед смертью – сыну. Раньше в татарских семьях в Коране карандашом помечали даты рождения и смерти владельцев. Есть такие записи арабской вязью и в главной книге Рамиса Равильевича.

-Я сходил к имаму, попросил прочесть записи. Оказалось, что отец мой родился 15 августа. А мы его день рождения отмечали в декабре. Пришлось исправлять надпись на памятнике, — рассказывает он семейную историю.

Кстати, татары хоронят по особому обычаю. Умершего заворачивают в ткань и кладут в нишу в боковой стене могилы. На кладбище все делают мужчины, женщины занимаются домашними приготовлениями и на кладбище не едут.

Татары заботятся о том, чтобы татарские кладбища, а сейчас на многих из иркутских погостов выделены отдельные места для захоронения татар, были в порядке. Рамис Султанов лично контролировал процесс благоустройства закрытого сейчас  Лисихинского  татарского кладбища.

-В прошлом году мы добились, чтобы по программе «Комфортная городская среда» на благоустройства территории кладбища выделили 12 млн  рублей. Хотим, чтобы там навели такой же порядок, как на Иерусалимском кладбище. Теперь нужно продолжать ремонт. Еще в планах установить памятник в Пивоварихе нашим расстрелянным татарам. Фундамент уже залили, — делится планами  Рамис Равильевич.

Гостям всегда рады

Любой рассказ о традициях невозможен без рецептов национальной кухни. Ими мы попросили поделиться профессора математики  Гульнур Шафиковну Ахметшину.

-Основа татарской кухни – это мучные блюда со сложной начинкой. Если хозяйка не умеет стряпать, позор ей и всему дому. Самое знатное блюдо – это чак-чак. Он играет в наших традициях роль хлеба-соли, с которой встречают гостей, это символ гостеприимства, — рассказывает Гульнур Шафиковна.

На семейные праздники стряпают балеш. Этот пирог может быть с картошкой и мясом, мясом и гречкой и даже рисом и сухофруктами. Главное, чтобы в конце в него добавили бульон, который придает блюду особую сочность.

Всем известны треугольные татарские пирожки – эшпечмаки. В них также добавляют бульон для сочности.

Праздничный пирог  губадия состоит из целого яруса начинок: красного варенного творога, риса с луком, варенных яиц, добавляют в него изюм, курагу, — кому что нравится. Слои поливаются топленным маслом и помещаются в печь. Губадию издавна пекли на свадьбу, и не случайно. Считалось, что если девушка научилась печь губадию, то ее можно выдавать замуж. Печь его не так уж и просто. Сложную начинку необходимо равномерно распределить, причем, все слои не должны крошиться, а быть немного маслянистыми и в меру рассыпчатыми. И выпечь такой пирог, чтобы все слои не пересушить, — целое искусство. Основу пирога составляет корт — сухой творог. Раньше его нужно было приготовить заранее, высушить и подкрасить ягодным соком. В губадие масса разных продуктов, каждый из которых имеет свой вкус, цвет, запах. Этот знаменитый пирог считается символом счастливой и богатой семьи. Сейчас самые умелые хозяйки пекут губадию на любые праздники.

Чак-чак

Балеш

Губадия

Два часа разговоров пролетели незаметно. Мы выпили по несколько кружек чая с конфетами. Татарское гостеприимство – тоже важная национальная черта. Фирменный татарский чай с молоком и душицей называется мэтрешка.

-Людям много не надо. Немного тепла, уважения к обычаям, возможность выучить свой язык. И все. В этом году нашему обществу исполнилось 30 лет. Все эти годы мы объединяли между собой соотечественников. Продолжим это делать и дальше. Наши двери открыты для всех, приходите, — улыбается Рамис Равильевич.

-Обязательно придем еще не раз! — отвечаю я. 

Татьяна Габидулина

Фото автора

Также в тексте использованы фотографии из архива  Татаро-башкирского культурного центра в г.Иркутске и личного архива Р.Р.Султанова.

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *